ЧЕЛОВЕК ЕЖЕДНЕВНО ПОБЕЖДАЕТ РАК

ЧЕЛОВЕК ЕЖЕДНЕВНО ПОБЕЖДАЕТ РАК

В последнее десятилетие в различных клиниках мира актуализируется проблема циркулирующих опухолевых клеток (сirculating tumor cells; CTC) и – главное – обсуждается влияние их количества на прогноз течения заболевания.

Анализ литературы показывает, что СТС могут стать полезным показателем эффективности терапии рака молочной железы (РМЖ), который может помочь врачам в принятии решений по дальнейшей стратегии лечения пациентов [1, 2, 3, 4].

В настоящее время рекомендуется клиническое изучение циркулирующих опухолевых клеток при опухолях различных локализаций (РМЖ, рак предстательной железы, колоректальный рак и др.), Однако внедрение этих исследований в повседневную онкологическую практику еще только начинается.

В частности, установлено, что благодаря попаданию в так называемые капиллярные ловушки, а также в результате работы противоопухолевого иммунитета,  циркулирующие злокачественные клетки в кровотоке имеют очень низкую выживаемость: 85% из них погибают в течение нескольких минут. Их убивает «иммунологический спецназ» – Т-лимфоциты.

Но определенное количество опасных клеток все-таки способно выжить, и их дальнейшая судьба бывает разной. Часть из них попадает в так называемую преметастатическую нишу – костный мозг или внутренние органы – и может впоследствии создать очаги метастазов.

Исследователи установили, что СТС могут также возвращаться и колонизировать первичные опухоли повторно. Некоторые клетки, обогащенные во время циркуляции провоспалительными белками, возвращаются в первичную опухоль и стимулируют ее рост [5, 6, 7, 8].

Представляется важным признаком, что циркулирующие опухолевые клетки не вступают в клеточный цикл (находятся в фазе покоя – G0), не размножаются, и поэтому неуязвимы для цитотоксических препаратов. Более того, у этих клеток не запускаются механизмы программируемой гибели  [9, 10, 11]. Они могут циркулировать в виде одиночных клеток или объединяться в кровотоке в циркулирующие опухолевые конгломераты, которые имеют высокий потенциал устойчивости к внешним воздействиям. Не мудрено – ведь это своего рода живые организмы, которые борются за выживание.

Важно также и то, что много опухолевых клеток сохраняют способность циркулировать в кровотоке в течение очень длительного времени. Уклоняясь от иммунного надзора, раковые клетки оказываются в крови больных РМЖ даже через 10 и более лет после удаления опухоли и проведения химиотерапии  [12, 13, 14].

Определение СТС является новым независимым прогностическим фактором течения РМЖ [ 15].  Частота выявления СТС у больных РМЖ без отдаленных метастазов колеблется от 10 до 60 % при различных методиках Cell Search  [16], и даже при ранних РМЖ (Т1-Т2) составляет 31 % [17]. Несмотря на то, что диагностически значимым уровнем является 5 клеток на 7,5 мл, проведенные исследования показали, что наличие даже 1 (одной!) циркулирующей опухолевой клетки в анализе –  ухудшает показатели выживаемости.

Нередки случаи повышения уровня СТС у больных через сутки после операции по сравнению с исходным уровнем. Это подтверждает тот факт, что операция сама по себе может способствовать выбросу опухолевых клеток в кровеносное русло.

Уже в 21 веке предложена и обоснована концепция «иммуного мониторинга рака», состоящая  из трех фаз. В первой фазе «элиминации» опухолевые клетки уничтожаются NK, CD4 + и CD8 + клетками. Вторая фаза соответствует состоянию равновесия между иммунными и опухолевыми клетками. Когда иммунная система неспособна уничтожить опухоль, развивается третья фаза, фаза «избегания», которая заканчивается появлением клинически обнаруживаемых опухолей.[18].

Важно понимать, что иммунитет следит за нашим организмом каждый день, каждый час, каждую секунду. Это подтверждают результаты современных исследований в разных странах. [19]  https://www.sciencedaily.com/releases/2014/02/140202132333.htm

Десятки, сотни, а иногда и тысячи клеток, проявивших опасные признаки злокачественности – увеличенное ядро, деформированные структуры, увеличенную молекулярную массу и прочее – регулярно уничтожаются Т-лимфоцитами. Можно сказать, что человек ежедневно побеждает рак.

Поддержка противоопухолевого иммунитета, а значит профилактика появления злокачественных опухолей, является жизненно важной задачей. Необходимо совершенствовать методики лечения инфекционно-воспалительных процессов и хронических инфекций, которые уже во всем мире признаны предраковыми заболеваниями.

Повышая продуктивность взаимодействия иммунных клеток с клетками-мишенями, экзогенные пептиды могут обеспечить своевременное предотвращение появления рака на фоне хронического воспаления, будь то ткань предстательной железы или эпителий шейки матки.

Например, активные пептиды RJP-1 (royal jelly peptide-1) и дефензин-1, которые содержатся в активной субстанции препарата Камелин Био, попадая в организм, становятся дополнительными раздражителями для Т-лимфоцитов. Эти иммунные клетки в силу своих природных свойств, вынуждены контактировать и взаимодействовать с экзогенными пептидами.

Таким образом, в органе-мишени, будь то предстательная железа или шейка-матки, проток молочной железы или стенка кишечника, возрастает количество проверяющих сигналов Т-клеток. Привлекая на себя атаки Т-лимфоцитов, экзогенные пептиды Камелина Био повышают вероятность обнаружения и уничтожения атипичной или злокачественной клетки.

Более того, пептиды RJP-1 и дефензин-1 обладают установленной противоопухолевой и антиинфекционной активностью.  Поэтому они способны не только повышать эффективность работы противоопухолевого иммунитета, но и самостоятельно угнетать размножение злокачественных клеток, в том числе за счет запуска механизмов программируемой гибели или апоптоза. Клинический опыт применения Камелин Био с целью профилактики рецидивов опухолей накапливается и вскоре будет обнародован на международном уровне.

  1. Beije N, Jager A & Sleijfer S. Circulating tumor cell enumeration by the Cell Search system: the clinician’s guide to breast cancer treatment? Cancer Treat Rev. 2015;41:144–150.
  2. Bidard FC, Peeters DJ, Fehm T, Nolé F, Gisbert-Criado R, Mavroudis D, Grisanti S, Generali D, Garcia-Saenz JA, Stebbing J, Caldas C, Gazzaniga P, Manso L, Zamarchi R, de Lascoiti AF, De Mattos-Arruda L, Ignatiadis M, Lebofsky R, van Laere SJ, Meier-Stiegen F, Sandri MT, Vidal-Martinez J, Politaki E, Consoli F, Bottini A, Diaz-Rubio E, Krell J, Dawson SJ, Raimondi C, Rutten A, Janni W, Munzone E, Carañana V, Agelaki S, Almici C, Dirix L, Solomayer EF, Zorzino L, Johannes H, Reis-Filho JS, Pantel K, Pierga JY, Michiel S. Clinical validity of circulating tumour cells in patients with metastatic breast cancer: a pooled analysis of individual patient data. Lancet Oncol. 2014;15(4):406–14.
  3. Janni W, et al. Pooled Analysis of the Prognostic Relevance of Circulating Tumor Cells in Primary Breast Cancer. Clin Cancer Res, 2016.
  4. Peinado H, Quintanilla M, Cano A. Transforming growth factor beta-1 induces snail transcription factor in epithelial cell lines: mechanisms for epithelial mesenchymal transitions. J Biol Chem. 2003;278(23):21113–23.
  5. Bian L, et al. Prediction value for dynamic changes of circulating tumor cell in therapeutic response and prognosis of Chinese metastatic breast cancer patients. Zhonghua Yi Xue Za Zhi. 2014;94:265–268.
  6. Blanco MJ, Moreno-Bueno G, Sarrio D, Locascio A, Cano A, Palacios J, et al. Correlation of Snail expression with histological grade and lymph node status in breast carcinomas. Oncogene. 2002; 21(20):3241–6.
  7. Kasimir-Bauer S, et al. Does primary neoadjuvant systemic therapy eradicate minimal residual disease? Analysis of disseminated and circulating tumor cells before and after therapy. Breast Cancer Res,18, 20, 2016.
  8. Wu WK, Wang G, Coffelt SB, Betancourt AM, Lee CW, Fan D, Wu K, Yu J, Sung JJ, Cho CH. Emerging roles of the host defense peptide LL-37 in human cancer and its potential therapeutic applications. Int J Cancer. 2010;127:1741–1747.
  9. Masuda T, et al. Clinical and biological significance of circulating tumor cells in cancer. Mol Oncol. 2016;10:408–417.
  10. A Schramm et al. Prevalence of Circulating Tumor Cells After Adjuvant Chemotherapy With or Without Anthracyclines in Patients With HER2-negative, Hormone Receptor-Positive Early Breast Cancer Clin Breast Cancer. 2017;10.
  11. To K, Fotovati A, Reipas KM, Law JH, Hu K, Wang J, Astanehe A, Davies AH, Lee L, Stratford AL, Raouf A, Johnson P, Berquin IM, Royer HD, Eaves CJ, Dunn SE. Y-box binding protein-1 induces the expression of CD44 and CD49 leading to enhanced self-renewal, mammosphere growth, and drug resistance. Cancer Res. 2010;70:2840–2851.
  12. Magbanua MJ, et al. Circulating tumor cell analysis in metastatic triple-negative breast cancers. Clin Cancer Res. 2015;21:1098–1105.
  13. Mocellin S, Keilholz U, Rossi CR, Nitti D. Circulating tumor cells: the ‘leukemic phase’ of solid cancers, Trends Mol. Med. 2006;12:130–139.
  14. Ring IE, Smith M. Circulating tumour cells in breast cancer, Lancet Oncol. 2004;5:79–88.
  15. Ly A., Lester S.C., Dillon D. Prognostic factors for patients with breast cancer: traditional and new. Surgical pathology. 2012, 5. 775–785.
  16. Rack B.K., Schndlebeck C., Andergassen U., et al. Prognostic relevance of circulating tumor cells in the peripheral blood of primary breast cancer patients. 33rd Annual San Antonio Breast Cancer Symposium; San Antonio, TX, USA; Dec 8–12, 2010. Abstract 503.
  17. Krishnamurthy S., Cristofanilli M, Singh B. et al. Detection of minimal residual disease in blood and bone marrow in early stage breast cancer. Cancer. 2010, 116. 3330–37.
  18. Ribatti D. The concept of immune surveillance against tumors: The first theories. Oncotarget. 2017 Jan 24; 8(4): 7175–7180.

Afshar-Sterle S, Zotos D, Bernard NJ, Scherger AK, Rödling L, Alsop AE, Walker J, Masson F, Belz GT, Corcoran LM, O’Reilly LA, Strasser A, Smyth MJ, Johnstone R, Tarlinton DM, Nutt SL, Kallies A. Fas ligand-mediated immune surveillance by T cells is essential for the control of spontaneous B cell lymphomas. Nat Med. 2014 Mar;20(3):283-90. https://www.sciencedaily.com/releases/2014/02/140202132333.htm